Урал – жемчужина минерального царства

Уральские горы относятся к районам древнего (палеозойского) горообразования. В палеозое здесь образовались тектонические складки, в мезозое горы разрушились, а в кайнозое этот район испытал глыбовые поднятия на небольшую высоту (500— 600 м). Границы Урала как природного района не совпадают с  «госплановскими» границами, в которые включается только Средний и Южный Урал (или говоря административным языком, Свердловская и Челябинская области). Но именно эти части Урала наиболее богаты полезными ископаемыми.

Знаменитый геолог академик Александр Евгеньевич Ферсман назвал Урал «жемчужиной минерального царства», считая его важнейшим мировым центром геохимического сырья. В горной, собственно Уральской, части района преобладает рудное сырье — руды железа, меди, свинца и цинка, никеля, титана, вольфрама и многих других металлов. Здесь же месторождения драгоценных и поделочных камней — яшмы, малахита, аметиста, мрамора. В Предуралье, в тектоническом прогибе, заполненным осадочными породами, — месторождения калийных солей, нефти и газа. В Зауралье пока не обнаружено крупных месторождений.УралЪ

Климат Урала

В климатическом отношении Урал можно грубо разделить на 4 части: северо-западную, с климатом холодным и влажным; северо-восточную, с климатом холодным и достаточно увлажненным; юго-западную, с климатом сравнительно теплым и слегка засушливым и юго-восточную с климатом резко континентальным и сухим.

Лесов больше на севере Урала и на западных, более пологих склонах (восточные склоны — крутые и обрывистые). Южный Урал расположен в основной степной зоне (но широтная зональность здесь нарушена вертикальной поясностью, и границы зон отклоняются к югу). В силу небольшой высоты (до 1000—1500 м) Уральские горы не являются значительными собирателями влаги; но все же наибольшее число осадков выпадает на северо-западных склонах (до 700 мм в год), а наименьшее (менее 400 мм) — на юго-восточных. Поэтому реки западного склона более полноводны, чем реки восточного склона.УралПром

Промышленность Урала

Урал был первым «настоящим» горным районом, до которого дошла в своем расширении Московская Русь.

Горнозаводская промышленность Урала практически началась с эпохи Петра I, когда наша страна в высшей степени нуждалась в металле для перевооружения своей армии. Горные богатства Урала осваивались путем раздачи громадных участков земли с обязательством разработки недр и с правом «вывода» туда крепостных крестьян, которые прикреплялись к заводам в качестве рабочей силы. Принудительный труд на Уральских заводах в условиях примитивной техники и зверской эксплуатации был более чем каторжным.

Пока оставался неизвестным способ выплавки чугуна не каменном угле, Урал с его высокосортными рудами, богатейшими лесами и даровой рабочей силой играл очень крупную роль в мировой металлургии. В XVIII веке Урал вывозил металл за границу, в том числе и в Англию, которая к этому времени успела свести на плавку чугуна все свои леса.

Свое мировое значение Урал потерял вскоре после того, как в конце XVIII века в Англии стала применяться плавка на коксе, Реформа 1861 года лишила уральские металлургические заводь даровой рабочей силы, но сохранила за заводчиками громадные земли, а заводские крестьяне не получили земельных надело! (кроме приусадебных участков) и, будучи привязаны ими к заводу доставляли заводчикам дешевую рабочую силу. Тем самым в значительной мере сохранялся на уральских заводах и прежний отсталый общественный уклад. А мелкие размеры заводов, связанные с древесной плавкой, обусловливали отсталость техники. При этих условиях Урал, несмотря на высокое качество своих изделий оказался совершенно бессилен в конкуренции с новым горнопромышленным районом, который с 70-х годов XIX века стал складываться на Юге на базе криворожской руды, донецкого угля, иностранных капиталов и новейшей техники. Южная металлурги) обогнала уральскую уже в 90-х годах XIX века.

Древесный уголь хрупок и не выдерживает большого давления, поэтому для работы на древесном угле проходилось строить домны гораздо меньших размеров (раз в 5-10), чем для работы на коксе. Механическая энергия получалась от силы падающей воды через простое мельничное колесо; обязательной принадлежностью каждого завода был заводской пруд. Вокруг завода на расстоянии 30 километров размещались углевыжигательные печи. Печи старались располагать так, чтобы можно было доставлять к ним лес сплавом. В тех случаях, когда завод был вне железной дороги, для вывоза продукции пользовались сплавом по реке, что обыкновенно можно было сделать раз в год — весной во время половодья. Такой завод требовал для своего обслуживания громадного количества пешей и конной рабочей силы вне завода в виде лесорубов, сплавщиков, угольщиков, возчиков руды, возчиков угля и прочих. На горнозаводский Урал в порядке отхожих промыслов стекались десятки тысяч крестьян из соседних районов. Крестьянская лошадь была на этих работах главным «мотором». Урал оставался единственным в мире металлургическим районом, где добыча чугуна зависела от урожая овса. Да и сами рабочие большинства мелких уральских заводов оставались полукрестьянами — с усадьбой, огородами, покосами, а иногда и с потребительскими посевами. Для старого Урала в высшей степени характерна была частичная приостановка работы заводов в летнее время с целью дать рабочим возможность справиться с полевыми работами.

Таким образом, на рубеже XIX—XX века хозяйство Урала вступило в полосу кризиса. Выход из него был найден в 1930-е годы в создании уже известного вам Урало-Кузнецкого комбината, соединившего уральскую руду с кузнецким углем. Были построены гигантские по тем временам заводы в Магнитогорске (позже он стал крупнейшим в мире, выплавляя до 16 млн. тонн стали в год), позднее — в Нижнем Тагиле, Челябинске и Новотроицке. Большинство из сотни маленьких уральских металлургических заводов перешло на металлообработку и машиностроение, но около двух десятков их них продолжают выпуск высококачественных сталей.

В этот же период на Урале строятся крупные машиностроительные заводы; но наибольший рывок в развитии этой отрасли был сделан в годы войны, когда сюда были эвакуированы десятки заводов, выпускающих военную продукцию. Наиболее распространены здесь заводы металлоемкого машиностроения: производство металлургического оборудования, экскаваторов и буровых установок («Уралмаш» в Екатеринбурге), оборудования для химических заводов («Уралхиммаш» там же), турбин и генераторов (Уралэлектротяжмаш там же); самоходных артиллерийских орудий («Уралтрансмаш» там же), гусеничных тракторов (Челябинский тракторный завод), артиллерийских орудий и систем (объединение «Мотовилихинские заводы» в Перми), тяжелых танков (крупнейший в мире танковый завод в Нижнем Тагиле «Уралвагонзавод», выпускающий заодно и грузовые вагоны) и другие.

Цветная металлургия здесь представлена добычей руд и выплавкой, вероятно, почти всех видов имеющихся в России цветных металлов: меди, свинца, цинка, никеля, хрома, алюминия, титана, магния и др. Технологически с этой отраслью часто соединена химическая промышленность (производство серной кислоты, минеральных удобрений).

Особенностью металлургии Урала в послевоенное время было постепенное исчерпание своей рудной базы: и черная, и цветная металлурги я все в большей степени базируются на привозных рудах из Казахстана.

Разработки нефтяных месторождений Предуралья (в основном в Башкирии) и газовых близ Оренбурга создали базу для развития химии органического синтеза (в Башкирии и Пермской области). Энергетические проблемы района решались за счет создания мощных ГРЭС, в основном, на углях Кузбасса Экибастузского бассейна.

Начиная с 1950-х годов на Урале стали возникать «закрытые города» различной специализации, прежде всего, участвующие в производстве ядерного оружия. В городе, до сих пор называемом «Челябинск-70», была создана советская атомная бомба; в Челябинской и Свердловской областях расположено еще несколько таких городов.

Население Урала

Для Урала характерен высший уровень урбанизированности, сосредоточение большинства населения в крупных городах. Это в значительной степени объясняется преобладанием крупных предприятий в промышленности Урала. Поэтому здесь проблемы перестройки структуры производства усугубляются также и огромными размерами предприятий. Но с другой стороны, «человеческий фактор» регионального развития здесь способствует техническому прогрессу: для Урала характерна концентрация в городах высококвалифицированных работников — не только ученых, но и инженеров и рабочих, способных освоить производство изделий любой сложности.

Помимо русских, составляющих более 80% населения, на Урале проживают и многие другие народы, 3 из них имеют свои национально-территориальные образования.

Башкиры, народ тюркской группы, исповедующий ислам, общей численностью 1,3 миллиона человек, проживают, в основном, в пределах Башкирской республики (860 тысяч человек), в смежных областях и республиках (160 тысяч в Челябинской области, по 50 тысяч в Пермской и Оренбургской). Но во всем населении Башкирии — 3,9 миллиона человек — башкиры составляют лишь 22% населения, при том что русских там 39%, а татар 28%. Таким образом, «титульная» нация является только 3-й по численности. Помимо названных народов, в Башкирии живут также чуваши и марийцы (более чем по 100 тысяч человек), мордва и многие другие, поэтому эта республика может развиваться только как многонациональная.

Башкирия сейчас очень промышленно развитый регион, с мощной нефтепереработкой, нефтехимией, химией органического синтеза, особенно в группе близкорасположенных городов — Салават, Стерлитамак, Ишимбай, а также в Уфе, машиностроением (авиационный и моторный заводы в Уфе и многое другое). Одна из наиболее острых проблем — загрязнение среды, особенно, в крупных городах (например, в Уфе отходы химических производств уже неоднократно попадали в городской водопровод; в этих случаях город снабжался питьевой водой с помощью цистерн).

Удмурты (старое название — вотяки), народ финской группы, имеет общую численность более 700 тысяч человек, из которых в своей республике живет 70%; но они составляют лишь 31% от всего населения республики (1,6 млн. человек), тогда как русские 60%.

Вот как описывалась жизнь вотяков в начале XX века: Вотяки занимают местность между Вяткой, Чепцой и Камой. Край их представляет чуть-чуть волнистую низменную равнину, сплошь покрытую лесами и болотами, обилием которых определяется и климат, характеризующийся частыми заморозками весной и осенью и обилием туманов летом. Суровая обстановка природы, среди которой живет вотяк, отразилась в сильном виде как на его внешнем виде, так и на его душевном складе, и определила собою важнейшие особенности его быта. Низкий рост, хилое сложение, светлые волосы, серые подслеповатые глаза, веснушчатая кожа — вот отличительные признаки вотяка, жителя болотистой, лесистой низменности. Замкнутость, молчаливость, вялость, беспредельная покорность судьбе характеризуют внутренний склад его души. Не имея сил бороться с окружающей природой, он подчинился ей и научился терпеть. Прежде, когда леса изобиловали птицей и зверьем, единственным промыслом вотяка была охота. Теперь он стал земледельцем; но скудная почва и суровый климат заставляют его искать подспорья и в других промыслах: охоте, пчеловодстве, рубке леса, извозе. В обработке земли вотяк проявляет все свое прославленное трудолюбие, но охотой, этим исконным промыслом своих предков, он занимается со всей доступной ему страстью и здесь только обнаруживает свои таланты. Живет вотяк в тесных курных избах, с окнами, затянутыми воловьим пузырем. В зимнее время здесь ютится не только вся семья, но и мелкий скот, и птица. Одежда вотяка, всегда белого цвета, состоит из рубахи, подпоясанной ремешком, и кафтана. Только в женском костюме допускаются украшения в виде разноцветных вышивок, ожерелий и головных уборов разного вида, обыкновенно, унизанных серебряными монетами. В своих верованиях, несмотря на крещение, вотяк сохранил много языческого. Он верит в разных добрых и злых духов, водяных, леших, домовых и в их честь устраивает в лесах поляны с жертвоприношениями.

Но все это, конечно, уже в далеком прошлом. Удмуртия сейчас — очень сильно урбанизированный, индустриализированный, милитаризированный регион; по доле ВПК он стоит на одном из первых мест в России. Выделяются, прежде всего, оружейные заводы Ижевска; предприятия ядерного цикла находятся в Глазове, производство ракет стратегического назначения — в Воткинске.

Коми-пермяки, народ финской группы, общей численностью в 150 тысяч человек, проживает в основном в Коми-Пермякском автономном округе, составляя в нем 60% всего населения. Главная отрасль специализации округа — заготовка леса и его первичная обработка.

В настоящее время Урал снова переживает очень тяжелый период своей истории. В развитых странах районы сосредоточения черной металлургии и металлоемкого машиностроения вступили в полосу упадка еще в 1960-е годы в результате падения спроса на их продукцию; и большая часть этих районов (например, Рурский бассейн в Германии) уже успела перестроить свою хозяйственную структуру и оздоровить окружающую среду. В нашей стране этот кризис искусственно «оттягивался» с помощью государственных субсидий и чрезмерной металлоемкости народного хозяйства (в том числе — для производства военной техники). Поэтому сейчас на Урале структурный кризис надо преодолевать в период общего экономического кризиса и к тому же в крайне неблагоприятной экологической ситуации. Ситуация усугубляется, кроме того, и истощением многих Уральских месторождений, и необходимостью быстрой конверсии военных заводов. В этой ситуации район, вероятно, могут «вытянуть» высокотехнологичные производства — в первую очередь, наукоемкие (а не «традиционные» и металлоемкие) отрасли военно-промышленного комплекса. Например, связанные с переработкой, обогащением урановых руд и захоронением отходов атомных электростанций, с приборостроением.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *